Записи с меткой «раскулачивание»

Еще раз разглядывал старые фото Самары, и внимание моё привлекло фото известного самарского памятника. Памятник Чапаеву был установлен в 1932 году к пятнадцатилетию Октябрьской революции. Над его созданием работал скульптор М.Г. Манизер.

Памятник Чепаеву. 1932 год.

Ничего странного не заметили на этой фотографии? 🙂 А ведь надпись на памятнике сейчас просто «Чапаев», а не «Чепаеву» как это было первоначально. Ни тогда, ни сейчас о бойцах-соратниках на памятнике не упоминалось. Это второстепенные герои. А кто тогда Петр Исаев? Его еще не придумали??? Сработан памятник очень даже неплохо- можно сказать и поныне является туристической изюминкой Самары. Манизера власти тоже не обидели –именно за этот памятник он получил звание заслуженного деятеля искусств. Еще детища его рук в Самаре -памятники В.И. Ленину и В.В. Куйбышеву.

Памятник Ленину на площади Революции в Самаре. Фото 1933г.

Мне тут подумалось, что скоро среди школьников – экскурсантов можно будет игру проводить «Найди Чапаева». Так уж современные детишки плохо с историей знакомы. Ну а то, что Василий Иванович состоял в саратовской организации анархистов-коммунистов мало кто из старожилов знает . Да и анекдоты про Чапаева и его ординарца Петьку уже давно вышли из моды. Имя Чапаева породило кучу мифов, да и как видим и советские историки, во главе с Фурмановым, тоже славно потрудились. Многим не дает покоя и национальность героя гражданской войны: он и эрзя, и чуваш. В общем, наш он, русский из Поволжья! Миф вокруг легендарного комдива витают до сих пор. В Википедии развернута дискуссия

Реку Мочу и г. Троцк переименовали в честь комдива.

А вот точной информации о том, что Чапаев бывал на месте современного Чапаевска так и нет. Логичней было Николаевск назвать его именем? Зато Чапаева точно видели в Пестравском районе. Ходоки из сел приходили к комдиву жалиться: «Грабють нас твое бойцы!!!». Видели также Чапаева и селе Воскресенское- там он якобы первым делом, после взятие села распивал чай, который очень уважал. Большая советская энциклопедия указывала родину Василия Ивановича — г. Балаково. Чебоксары застолбили за собой – родину легендарного комдива. Тут в 1973г. был создан музей В.И. Чапаева-. Правда все экспонаты либо муляжи, либо к самому Чапаю отношение имеют косвенное- так отзываются посетители. Но все равно прикоснуться к эпохе музей дает возможность.

дом в Чебоксарах, где родился Чапаев В.И.

Естественно есть музей Чапаева и в Саратовской области, там представлено множество фотографий и копий документов времен гражданской войны. Своей официальной интернет-странички у чувашского музея Чапаева не нашлось. Зато есть страничка Дома-Музея В. И. Чапаева, в город Пугачёве.

Это больше на голосование похоже, а не на освобождение. Кстати красных звездочек и повязок на головных уборах совсем не видно.

Интересно было бы посетить оба этих музея. Или оба их в Самару пригласить приехать??? Куда прибился Ярослав Гашек после занятия Самары земляками-легионерами? В интернациональную 25 стрелковую дивизию под руководством Василия Ивановича, служба в легендарной дивизии вспомнится при написании «Приключения бравого солдата Швейка» Страсти относительно гибели Чапая гремят и по сей день и затихать вовсе не намерены. Вот к примеру: «Меня зовут Юлиана Юрьевна Медведева, Алла Юрьевна Чапаева, является правнучкой Василия Ивановича Чапаева и моей сводной сестрой. Мой родной отец был официально женат на внучке В.И.Чапаева и был в очень хороших отношениях с сыном В.И. Чапаева, Александром. Таким образом, реальную историю жизни В.И.Чапаева я знаю, что называется, из первых уст. В.И. Чапаев не погиб в сентябре 1919г., на реке Урал он был сильно ранен в голову, но остался жив и ему из последних сил удалось доплыть до берега, где он в итоге потерял сознание. Его обнаружили местные жители, долго его прятали и выхаживали. Обнаружить себя и вернуться в дивизию В.И.Чапаев в то время не мог, так как любой выживший раненый по тогдашним законам Военного Времени считался дезертиром и подлежал расстрелу. А кроме того, в те времена живые герои не были нужны ни Красной Армии, ни партии Большевиков, ни тем более И.В.Сталину, в чести в то время были только герои мёртвые!

Памятнику Чапаеву в Чапаевске. Фото 1950-х годов.

Оправившись после ранения в голову, В.И. Чапаев сильно заболел брюшным тифом и снова вынужден был долго отлёживаться и скрываться. Потом он перебрался на территорию Казахстана, где и жил до конца своих дней. А умер В.И.Чапаев, будучи уже 80-ти летним стариком, где-то в середине 1960-х годов. Для своих детей В.И.Чапаев долго себя не обнаруживал, он перестал скрываться лишь в конце 1950-х годов и написал письмо своему сыну Александру, который сразу же приехал к нему в Казахстан. Естественно, Александр сразу же узнал своего отца, хотя В.И.Чапаев сильно постарел, но по-прежнему сохранил красивые пронзительные голубые глаза, как впоследствии рассказывал Александр Васильевич моему отцу…».

дети Чапаева

Ну, а что – эта история вполне имеет право на существование. Как большевики расправились с вчерашними соратниками эсерами, анархистами и прочими мы знаем. Нашлась бы вовремя пуля для Нестора Махно, глядишь и он был увековечен как герой гражданской войны — В.И. Чапаев или Евгений Железняков. Ну, а судя по старым фото- надпись «Чепаеву» была на известном памятнике и 1937 году, а значит и городок в Средне-Волжской области носил изначально название ЧЕПАЕВСК. Но об этом многие тоже позабыли уже…  А вот произносят самарцы название этого города именно так, как и раньше. P.S. Пока готовился этот пост на канале «Культура» был показан фильм о гибели  В.И. Чапаева Также много интересных материалов собрано на сайте chapaev.ru

дом крестьян Пониных

Блог «За Самаркой» пытается обратить внимание общественности и властей на ужасное состояние объекта культурного наследия- дома крестьян Пониных, расположенного в селе Дубовый Умет,  улица Советская, 43.

Памятник разрушается и дела никому нет.

Этот статус данный объект получил благодаря распоряжению Главы администрации Самарской области № 426 от 06.05.1993 г., тут он указан как «ветлечебница», под которую длительное время использовался.

Список аналогичных объектов в Самарской области довольно большой и чихать чиновники всех уровней хотели на Федеральный закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках культуры и истории народов Российской Федерации»).

зияющие дыры вместо окон.

Во времена распилов не найти  денег на поддержание памятников культурного наследия.

Никто не лоббирует эти «мелкие» интересы на местном и федеральном уровнях, это ведь не памятные знаки чешским легионерам, которые кстати в 1918г. отметились в Дубовом Умёте грабежами и насилием над местным населением…

Немного стоит рассказать об истории дома.
Поселившиеся в нём со своими семьями крестьяне-братья Понины вскоре после Октябрьской революции 1917 года были причислены к кулакам только на том основании, что имели лошадей.

Первые коллективные хозяйства в Самарской губернии. Пришли стальные кони.

В 1929 году во время крестьянских репрессий в области дом и всё имущество у них отобрали, их выселили из Дубового Умёта, а дом передали ветеринарному пункту. Ветлечебница занимала половину дома Пониных, а вторая много лет пустовала.
Практически никак не использовалась и приусадебная территория. Сам дом был построен в 19 веке и ни разу толком не ремонтировавшись видимо закончит скоро свое существование.
Были идеи передать дом краеведческому музею Волжского района, который располагается в Дубовом умёте, но и этому не суждено было случиться.

Хлебные амбары на Самарке. Самара давно уже не хлебная столица Поволжья.

Неплохая была задумка — размещение в доме Пониных экспозиции «Крестьянские судьбы Самарской губернии», рассказывающей о жизни крестьян-переселенцев из центральной России, приехавших заново осваивать самарские степи, сильных и крепких крестьянах-хозяйственниках, создавших своим трудом славу Самаре как хлебной житнице России,

Мельница Субботиных за рекой Самаркой.

о голодавших и вымиравших крестьянах в годы страшного голода, о раскулаченных и выселенных в никуда, обречённых на небытие, о крестьянах, создавших славу колхозному движению и в 90-е годы 20 века вновь брошенных государством на произвол судьбы и самовыживание…

Кормящая мать на пашне.

Не дожил до лучших времен единственный наследник дома-Виктор Михайлович Понин.
У ветерана не хватило сил бороться с бюрократическими препонаи и вот, что он написал в 2009 году Президенту Медведеву: «Размещение музея, правдиво рассказывающего о сложных судьбах самарского крестьянства в доме моих родителей, будет не только восстановлением справедливости по отношению к ним и всем незаслуженно репрессированным русским крестьянам, но и поможет в деле патриотического воспитания подрастающего поколения. А лично для меня, ветерана войны, это будет лучшим подарком ко Дню Победы».


Вспоминает почетный гражданин Камышлинского района, житель села Степановка, В.И. Константинов: «Бабушку моей жены, Марию Григорьевну тоже раскулачили — отняли дом, она переселилась с четырьмя детьми в баньку.

Гребень. Экспонат из школьного музея в Степановке.

Одела на себя с сразу 5 юбок, чтобы не отняли. Все равно сорвать их пытались. Дом потом забили досками. Муж Марии ушел на заработки и бесследно пропал…


<
Конфисковали у них даже кудель (коноплю), холщевину, лыки…».
П.И. Шокурова: «Мария Григорьевна, это моя тетка, когда пришли их раскулачивать, Фейга Забелина попыталась сорвать с одной из дочерей полушалок.

Тетя Маша увидев это, схватила прялку и треснула ей Забелину и крикнула: «Не тронь!»».

Прялка

Так и выдавала дочерей замуж из бани… В родной дом их не пускали. Туда поселилась другая семья.

Переходят от уговоров к угрозам. Крестьянам заявляют: кто не идёт в колхоз, тот враг советской власти.
В 90-х годах дочери Марии Григорьевны получили небольшую денежную компенсацию.

Серпы
Вспоминает Е. Максимова, жительница села Степановка: «Когда раскулачивали, отобрали всё. Кроме пальто. На нём и спали. Семь человек детей, да двое взрослых».

Сито
Угрозы председателю колхоза Т.Ф. Мехно были не пустыми.
Были сожжены: правление колхоза, сельский совет и дома одиннадцати колхозников.

В.И. Константинов: «У оврага, за поселком Мазгут, был Красный Бережок – поселение из 6 домов, куда ссылали раскулаченных». Там были русские, татары, чуваши. Они жили зажиточнее сельчан.

Старые часы
Охраняли их с оружием. Скот, землю выделили… Пасеку они сами развели. Выполняли план по сдаче продуктов, часто делили выработанное и между собой, делились и с охраной».

Т.Ф. Мехно: «С помощью партийцев-посланцев райкома, сельских коммунистов Н. Доронина, А. Кирюхина, И. Федосеева, И. Щербакова, Ф.Нагорного, все население было принято в колхоз. Объединили четыре мелких колхоза и назвали именем III-Интернационала».

Вспоминает П.И. Шокурова: «Мама моя очень жалела одного старичка -Петряя Доронина. Всего о нем вспоминала. Он категорически отказался вступать в колхоз. Ему угрожали, дали срок, чтобы покинуть село. Он намотал портянки, одел лапти и попрощавшись с родными ушёл… Больше его никто не видел».


Так вот было — Н. Доронин – активный коммунист, П. Доронин – обиженный советской властью, пропавший без вести…
Одновременно с борьбой с кулаками начинается и борьба с религией.


Ложка и судно

Вспоминает А.Волкова, жительница Степановки: «Все мы пережили, и в колхозы силой загоняли. У кого лошадь была – отбирали. А корову, если одна была, оставляли. Церковь была большая. На праздники сюда и с Конновки, и с Михайловки, и с Выселок люди шли молиться. А на Крещение в проруби купались. Кто быстрее нырнет в прорубь. Речка тогда глубже была. На пруду была водяная мельница.»

Пруд в Степановке

Не помню названия, это для взбивания масла. Но не сепаратор!

В.И. Константинов: «Когда разбивали колокол церкви, перед войной, почти все жители плакали. Весил колокол около 60 пудов. Увозили его на упряжке из шести лошадей».

Весы и гирьки из музея в Степановской школе

На них указана единица измерения- фунт. Зажиточных крестьян тут много было.
«Успешного» двадцатипятитысячника Т.Ф. Мехно весной 1933 года направляют на укрепление колхоза в селе Никитино, где было очень плохое положение с коллективизацией.

Вспоминает П.И. Шокурова: «Много народу в лесах пряталось, землянки рыли. Много бандитов было. На дворы в Моторино ночью бандиты напали, всех поубивали и пожгли».

Коллективизация глазами жителей Степановки Камышлинского района.
В ноябре 1929 года на пленуме ЦК ВКП было принято постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в соответствии с которым решили направить в колхозы и МТС на постоянную работу 25 тысяч «передовых» городских рабочих для «руководства созданными колхозами и совхозами».

В марте 1930 г. был принят примерный устав сельскохозяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольности вхождения в колхоз, определялся порядок объединения и объем обобществляемых средств производства. Однако на практике эти положения повсеместно нарушалась, что вызвало сопротивление крестьян. Поэтому многие первые колхозы, созданные весной 1930 г., быстро распались.


с сайта: http://infa.kharkov.ua
Вот и потребовалась отправка на село отрядов «сознательных» рабочих-партийцев. В деревню направляются коммунисты — двадцать пять тысяч — для того, чтобы загнать крестьян в колхоз. В отборе добровольцев участие принимали как партийные организации, так и непосредственно трудовые коллективы, обсуждавшие на заводских и цеховых собраниях поступившие заявления.
На среднюю Волгу к весне 1930 года прибыло из числа двадцатипятитысячников 1800 рабочих Москвы, Ленинграда, Баку, Горького, Иваново-Вознесенска, Тулы и других городов страны.
Кстати, многие рабочие самарского Трубочного завода были в их числе. Так вчерашних рабочих назначали председателями сельскохозяйственных артелей (колхозов).
Из воспоминаний «двадцатипятитысячника» Т.Ф. Мехно (из семьи украинских переселенцев): «В ноябре 1931года меня и еще трех коммунистов (Килеева, Спрябина, Климахина) направили в село Степановку Байтуганского района (теперь это Камышлинский район Самарской области). Мне поручили возглавить сельхозартель. Начинать пришлось не с нуля. В самом селе и соседних поселках уже были колхозы. Но охвачено коллективизацией было около 40% жителей».
Почему то о своем предшественнике на посту председателя сельхозартели Т.Ф. Мехно предпочел умолчать.
Из воспоминаний П.И. Шокуровой, жительницы села Степановка: «Вокруг села Степановка тогда мыло много поселков: Новоконновка, Моторино, Михайловка, Конновка, Мазгут, Пеньковка, Кургане, Балыкла, Редкий, Чугунов, Ямный, Паникла… ».

Т.Ф. Мехно: «И в Степановке, где было два колхоза и в поселках Конновка, Михайловка, Мазгут не было помещений для обобществленного скота и рабочих лошадей. Их приходилось держать во дворах колхозников. Мешали работе артели зажиточные сельчане, не принимавшие коллективизации. В мой адрес неоднократно поступали анонимные письма с угрозами расправы…».

Село Степановка, улица Центральная.
П.И. Шокурова: «Мама мне рассказывала, что мой отец, Игнат Григорьевич, до последнего не хотел вступать в колхоз, хотя все его братья вступили… Старший брат, Тихон Григорьевич, его все таки уговорил: «Игонька, вступай в колхоз, у тебя дети малые… Все равно житья не дадут!» Пришлось вступить. Жители села не очень любили коммунаров, особенно им запомнилась Фейга Забелина, она выла себя вызывающе… Они отнимали (обобществляли) скот, продукты, сельхозинструмент, личные вещи… Многое присваивали себе и «пировали» по ночам. Еще Байгушев Александр был с ними, да много их было… Все с оружием».

Часто оружие под соломенными крышами находили играясь дети…

Продолжение следует…