Записи с меткой «поэт»

Эй, уходи с запыленной дороги

Враждебный, усталый и хмурый!

Набатные пляшут тревоги

Вздымаются, вихрятся бури 

Мятежится радость удара

Упорство куется в борьбе-

От старого горя, кошмара

Коммуна, мы рвемся к тебе!

дорог

Большая советская энциклопедия, литературные  сайты и даже всезнающая Википедия, рассказывая на своих страницах о советском, эрзянском поэте, прозаике и просветителе, главе Союза писателей Мордовии (1937-1938гг), заведующем литературным отделом газеты «Правда», сотруднике журналов «Работница», «Молодая гвардия», «Земля советская», уроженце самарского села Большая Каменка Алексее Яковлевиче Дорогойченко, почему-то избегают упоминаний о его революционном самарском прошлом.

Каменка Большая Каменка- родина лидера самарских максималистов

Ну что же, блог «За Самаркой» готов с радостью восполнит эти «черные» пятна биографии самарского революционера.

До 1917 года А.Я. Дорогойченко член партии социалистов-революционеров, исключен из партии и с группой сторонников участвует в воссоздании в Самаре союза социалистов-революционеров-максималистов.

Максималисты, благодаря своей Программе- Максимум (которая стремилась незамедлительно преобразовывать общество по пути к социализму) отдалялись от социалистов революционеров, приближаясь по политическим взглядам к анархистам. Максималисты считали, что антикапиталистическое и антигосударственного сопротивление должно базироваться на боевых организациях революционеров (дружинах), которые свергнув  существую власть приведут к руководству советы трудящихся. Но отличии от анархистов, максималисты не считали зазорным участвовать во властных структурах, протестуя против узурпации властных институтов большевиками.

На Самарском губернском съезде советов, проходившем с 13 по 26 марта 1918 г., большинство голосов остается за эсерами-максималистами. Так в 24 года А.Я. Дорогойченко возглавляет самарский губком -» в котором окопались максималисты», как позже пренебрежительно напишут потом красные историки.

0_d8ee2_4cf5a4b5_xl

Расстрел совета в Александровом Гае казаками-Дутовцами. Фото с сайта: seleste-rusa.livejournal.com

А. Я. Дорогойченко предлагает съезду не разъезжаться, объявить его учредительным и «взять организацию комиссариатов в свои руки».

В апреле 1918 года в Самару с группой матросов прибывает находившийся тогда в опале у большевиков П. Дыбенко. Несмотря на требования М.Д. Бонч-Бруевича к руководству самарского губкома арестовать «оппозиционера» А.Я. Дорогойченко, посоветовавшись с товарищами, подписывает распоряжение о недопустимости задержания Дыбенко, до обсуждения его мотивированного заявления на заседании губисполкома. Дыбенко убывает восвояси, а вот в Самаре начинают кипеть страсти.

327599_1000

Знаковые места при анархо-максималистком мятеже. Карта с сайта: honzales.livejournal.com

8 мая 1918 отряд морской гидроавиации изъял в клубе максималистов (напротив Струкачей) и три пулемета, винтовки, патроны и в помещении федерации анархистов (дом Курлиной) — восемь пулеметов и около тысячи бомб.

13 мая 1918 Губисполкэм постановил: ввиду уже состоявшегося избрания горисполкомом 7 представителей в чрезвычайный военно-революционный штаб избрать в него 6 представителей губисполкома. Избраны А. Я. Дорогойченко, Кондратьев, И. А. Лукин, Кувалдин, М. В. Селиванов и Ю. Гузарский. Решено на следующем заседании обсудить вопрос о возвращении оружия отрядам, разоруженным горисполкомом, и о возобновлении выхода газет, закрытых за антисоветскую пропаганду.
14 мая 1918 Губисполком, заслушав сообщение А. Я. Дорогойченко о посещении им чрезвычайного военно-революционного штаба, избранного горисполкомом, и объяснения председателя штаба А. А. Масленникова, постановил выразить доверие избранным в штаб представителям губисполкома. А. П. Галактионов заявил, что чрезвычайный военно-революционный штаб кооптировал в свой состав представителей губисполкома И. А. Лукина и Кувалдина.
По вопросу о разоружении отрядов анархистов и закрытии некоторых газет, ведших травлю большевиков, губисполком постановил потребовать освобождения арестованного анархиста Попова, возвратить отобранное оружие «всем разоруженным революционным организациям, стоящим за трудовую революцию», и не чинить препятствий к восстановлению закрытых газет. Предложено всем «революционным органам печати» прекратить в настоящий грозный момент взаимные резко враждебные выпады.
Представители отряда Кудинского присоединились к постановлению губисполкома о возврате оружия и о восстановлении закрытых органов печати и заявили, что всеми силами будут содействовать проведению его в жизнь. С таким же заявлением выступили представители 1-го матросского и 3-го Северного отрядов (ГАКО, ф. 81, д. 4, л. 203).
Внутреннее противостояние революционных сил в Самаре быстро набирает обороты.
Вообще почитать про анархо-максималисткий мятеж можно здесь и тут.

Дорогойченко возглавляет штаб восставших анархо-максималистов, которых также поддерживают местные крестьяне, ломовые извозчики и уголовные элементы, а также прибывшие в Самару матросы. Он ведет переговоры с командующим Урало-Оренбургским фронтом Яковлевым (К.Я. Мячиным)- старым уральским боевиком, впоследствии перешедшим на сторону КОМУЧА и затем обратно к большевикам.

Главком Урало-Оренбургского фронта Яковлев созывает экстренное собрание Самарского гарнизона, в том числе и мятежные части, на котором требует полного подчинения своим распоряжениям и заявил о необходимости немедленного выступления на фронт всех, сколько-нибудь боеспособных воинских частей. Революционные отряды большей частью в итоге соглашаются подчиниться требованиям главкома, максималистский губком распускается, главой губкома Яковлев назначает В.А. Лоренцева. Большевики узурпируют власть в своих руках, теперь никаких выборов. А на место коменданта Самары левого эсера Рыбина назначается М. Кадомцев, опытный уральский большевик

01-hasek1917

Чешский анархист Ярослав Гашек, перекрасившийся в последствии в большевика, спасаясь от расправы земляков-легионеров, захвативших Самару 8 июня 1918 года укрывается несколько дней у родственников А.Я. Дорогойченко в Большой Каменке.
Еще раз обращаю внимание читателей на контакты «красного» чеха с самарскими леваками и анархистами и неясность его позиции в отношении к анархо-максималисткому мятежу. Ведь вполне вероятно, что он был на стороне восставших.

12 июня 1918 Дорогойченко арестован в поселке Томылово чехами, попадает в «поезд смерти», бежит…

автограф

К началу 1919 г. движение максималистов очень разрознено и терпит кризис.
В феврале 1919 г. А.Я. Дорогойченко, как и другие максималисты, заявляет о разрыве с максималистами и решении вступить в РКП (б).

А.Я. Дорогойченко инициирует создание мордовской секции нацменшинств в Самаре.

Первый его сборник рассказов «Два мира» и сборник стихов «Боевые песни красноармейца» опубликованы в 1919 году в Самаре. В августе 1920 года Дорогойченко получил назначение в Москву для работы в центральной печати.

Дорогойченко Большая Каменка

Но самое лучшее написанное им произведение все же в прозе — роман «Большая Каменка», издан в 1927 году.

Далее уже о творческом пути можно почитать в официальных изданиях.

Кстати В. Маяковский в стихотворении «Юбилейное» нелестно отзывается о А.Я. Дорогойченко и других современных авторах:

«Чтож о современниках?!

Не просчитались бы, за вас полсотни отдав.

От зевоты скулы разворачивает аж!

Дорогойченко, Герасимов, Кириллов, Родов —

какой однообразный пейзаж!»

Dorogoychenko

В конце жизни бывший максималист вернулся в родные места. 21 ноября 1947 года А.Я. Дорогойченко  не стало. Захоронен он был на городском кладбище города Куйбышева.

ЗА РЕЧКОЙ САМАРОЙ

За речкой Самарой, в пологих полях,
Свой век доживают, забвеньем одеты,
Заброшенный дом, скамья под окном,
И лес на юру, и прохлада в бору,
И юность, отставшая где-то.

Там сонные тени, домишки вразброс,
И месяц на страже вселенской печали,
Сиреневый сад, и сосны шумят,
И, боги мои, как поют соловьи!
А может, уже замолчали.

Заборы поселка Песчаная Глинка

Мы всё ещё видим ушедшие сны,
Мы всё ещё слышим затихшие трели, —
Ах, юность моя, подруги-друзья,
Мы знаем одни, как летят эти дни!..
А впрочем, уже пролетели.

И воды сменились, и годы прошли,
Промчали, как орды, по родине милой, —
И сердце и сад в руинах лежат,
И, боги мои, как поют соловьи
Над этой сиротской могилой!

Эти строки принадлежат Анатолию Михайловичу Мулюкину- поэту, писателю и философу.

Проживал он в поселке Красная Глинка (теперь Песчаная), потом на 116 километре.

Пианинкой музыкальную фабрику называют старожилы.

Успел поработать на знаменитой «пианинке»,что на улице Грозненской -когда там действительно делали эти музыкальные инструменты. Был служащим в советской армии и осветителем в театре оперы и балета.
Мулюкин А.М.
В 1965 г. Анатолий Михайлович покинул родные просторы и оставшуюся часть жизни уже  прожил г. Белгород-Днестровский, недалеко от Одессы.

Но связь с местами не терял- он взял себе творческий псевдоним Михаил Самарский.За свою творческую жизнь М. Самарцев написал такие значимые книги:  философскую работу «Смысл бытия», сборники стихов «Чтоб я так жил», прозу— «Аккерманские байки», «Фантасма», «Рубикон», «Пролетая над бездной» и другие, а также несколько поэм.

Тут можно прочитать несколько стихотворений поэта.
Мулюкин А.М.
В мае 2011 года Анатолия Михайловича не стало.


ТЕЛА И ДУШИ

— Покидают, отлетая,
Души землю эту… —
Предвещая близость рая,

Врач сказал поэту.

И за дело взялся смело,
Но… ошибка вкралась:
Только тело отлетело,
А душа — осталась.

Мулюкин А.М.
Этот человек оставил после себя также воспоминания о военном засамарском детстве, о послевоенных годах прожитых в Куйбышевском районе города Куйбышева. Блог «За Самаркой» постарается отыскать воспоминания нашего земляка и поделиться с читателями.