Записи с меткой «Красная Глинка»

снабженец УОС НКВД

С наступлением тепла в мае 1943 многим зекам Безымянлага пришлось покинуть обжитые места и передислоцироваться на Красную Глинку в район «Жигули» — именно там изначально планировались строительство нефтеперегонного завода № 443.  С апреля по май спецконтингент лагеря сократился почти в два раза с 19 184 до 10 681 человека. После окончания строительства объектов практиковалась передача по акту лагерных зданий, имущества и части заключенных в  Куйбышевский УИТЛК и другие лагеря.

Управление особого строительства НКВД СССР само не принимало таких важных решений как определение мест строительства заводов, в данном случае это было прерогативой треста «Нефтепроект». Как бы кому-то этого не хотелось, но сотрудники НКВД все же не специалисты в нефтепереработке, спецконтингент привлекался большей частью для строительства объектов жилья, бытового обеспечения и отдельных инфраструктурных объектов.

Но в итоге на Красной Глинке не суждено появиться нефеперерабатывающему заводу, а  будет завод №4 Управления материально-технического снабжения НКВД – будущий «Электрощит».

10 июля 1943 ведомство  А.П. Лепилова (УОС НВКД СССР) приступает к строительству нового лагеря в районе «Кряж», которому до 1 сентября необходимо было возвести 5 рубленных бараков, баню, стационар, кухню, изолятор и прочие объекты.

Поселок Ново-стройка, слева бараки за колючкой. Основная стройплощадка Безымянлага в 1943

В августе 1943 Особое строительство окончательно передислоцировалось на площадку между станциями «Кряж» и «Липяги» у линии железной дороги (2000 чел). Второй объект строительства- «Водозабор» располагается у устья реки Сухая Самарка (100чел). В районе  «Водозабор» также строятся: спуск промышленных вод, нефтезабор и пристань для приема стройматериалов и иных грузов. Лагерь в официальных документах продолжает именоваться «Безымянлаг», хотя к станции Безымянка не имеет отношения.

Строительство водозабора на Сухой Самарке

На обоих площадках осужденные живут в палатках, причем при строящемся НПЗ в таких палатках  ютилось по 100-200 человек.  Простыней практически не было, но у каждого был матрац набитый сеном и одеяло. Вместо подушки- телогрейка. Мылись они в местных озерах, а если повезет- то в совхозной кряжской бане. И зеков и стрелков ВОХР донимают малярийные комары и вши. Планируется, что лагерь на будущем 116 км примет до 4000 заключенных (летом были планы до 7000).

Уже на 1 ноября  численность Безымянского лагеря следующая:

— центральный лагерный участок (116 км) – 2750 чел;

— лагпункт «Сухая Самарка» — 275 чел;

— лагпункт совхоза Кряж – 1578 чел;

— лагпункт «Задельное», занятый заготовкой дров- 330 чел (свернут 1.12.1943).

«…Я должен предупредить наш коллектив, что нам предстоит еще много работы. Я говорю о том пополнении, которое будет вливаться в наш лагерь. Мы получаем этап с Запада, этап, в котором будут все подонки общества — кулаки, старосты, городовые — немецкие ублюдки и т.д., поэтому, товарищи прорабы и старшие прорабы, учтите это.» — из речи А.П. Лепилова на прениях по на собрании партийного актива Особого Строительства НКВД по докладу заместителя главного инженера Ушамирского 26.11.1943.

Лепилов слева

А вот прокурор Антонов отметит, что прорабы на стройке нефтезавода весьма толерантны к заключенным и  совершенно не проявляют своих прав в отношении проштрафившихся.  Рабочие заводов осознают свою задачу в военное время и сами борются за повышение производительности труда, а лагерный контингент необходимо понуждать к труду. Заключенные без строгой дисциплины работать не будут, а наладить эту дисциплину призваны прорабы, так как они больше других работают с заключенными.

В.Г. Жаворонков

В.Г. Жаворонков — секретарь Областного комитета ВКПб отметил факты наличие на местах фактов жульничества и обмана.

Сторож, которому полагалось получать 600 грамм хлеба в день, по наряду показан выполнившим 205% и получает 1 кг. Нормировщик вместо 650 грамм получает 800, приемщик вместо 600 грамм получает 1 кг и т.д., список этот очень длинен и он явно говорит о растранжиривании государственных средств.

на строительстве НПЗ

Стрелки ВОХР тоже отличаются не всегда с самой лучшей стороны. Всего за 1944 г. по Особстрою было 98 служебных нарушений и проступков. Из них нарушений караульной службы — 63, неисполнение приказа — 1, самовольная отлучка — 1, сон на посту — 1, пьянка — 2, связь с заключенными — 3, прочие нарушения — 27.

Так 29 августа 1944 сержант Жориков, будучи начальником оцепления стройплощадки «Кряж», по договоренности с заключенным диспетчером  Лодийергом и шофером Григоренко, польстясь на обещанные им 100 тыс. руб., незаконно вывезли из оцепления в г. Куйбышев заключенного бандита Чулочникова, но были обмануты им, возвратились все четверо в оцепление. Жориков осужден военным трибуналом к 10 годам с отбытием срока в дальних лагерях.

Вахтер ОЛП № 1 (стройплощадка) стрелок Зайдуллин не тщательно осмотрел машину, везущую в зону лагеря опилки, чем воспользовались трое особо опасных преступников, сделавших второй пол в машине, под которым и выехали на машине из лагеря. Зайдуллин осужден на 1 год принудительных работ по месту службы с вычетом 25%.

Стрелки 6-го взвода Еремин и Артамонов 2 марта конвоировали бригаду возчиков, заехали по пути в поселок Сухая Самарка, где вместе с заключенными организовали пьянку, за что были преданы суду военного трибунала и осуждены: Артамонов — на 5 лет с отправкой на фронт, Еремин — на 3 года условно.

телогрейка заключенного

Стрелок 3 дивизиона ИТК № 5 Уншинов, конвоируя заключенного Танцура в городе, напился пьяным, в результате чего заключенный бежал. Уншинов осужден к 6 годам лишения свободы.

Стрелок взвода ИТК № 14 Малышев при исполнении обязанностей пытался в состоянии опьянения изнасиловать на посту стрелка того же взвода Емельянову.

В 1944 г. стрелками ВОХР Особстроя допущено 34 побега заключенных, из которых задержано 16 человек.

строительство жилого дома в поселке нефтяников

 Приказом по Управлению Особого Строительства НКВД СССР  от 25 июля 1945 года № 48  организовано на базе ОЛП88 №1 (Центральный лагучасток) отделение лагеря стройплощадки Кряж под руководством А.С. Тавлинского (ранее он  работал начальником на Ширяевском лагерном участке  УРО65- строил лагерь), а его заместителем  Паначевного.  Пуск КНПЗ произойдет в сентябре 1945, а это лаготделение, расположенное на улице Грозненской в районе фабрики щипковых инструментов, будет привлекаться на строительство жилья и второй очереди НПЗ. Также на Грозненской будет храниться поступающего для строительства будущего новокуйбышевского НПЗ дорогостоящее американское оборудование.

это уже 4-я очередь КНПЗ

На некоторое время (до 1970 годов) фамилия начальника лаготделения войдет в историю как топоним «лагерь Тавлинского». Про свое первое жильё в  «бараках на Грозненской» местные жители будут вспоминать с неохотой и без особой ностальгии, хотя гордость: «Мы со стошки!» до сих пор может зашкаливать. А вот имя Лепилова было засекречено, всплыло оно только ближе к концу 80-х, когда сотрудники музея истории строительства Новокуйбышевска при тресте №25 пытались установить предшественника Куйбышевского-территориально строительного управления (КТСУ). Имя начальника КТСУ носит одна из улиц Новокуйбышевска, на ней же стоит и памятник Ивану Игнатьевичу Мироновку.

Миронов справа, КТСУ — это уже не особстрой, но зеков к строительству все же привлекает

Использовались документы из книги
Захарченко
 А.В., Репинецкий А.И. Строго секретно.

Строительство бараков под Липягами.

…Колония КРЯЖ была когда-то «детской». Но дети выросли. Стали взрослыми бандитами и ворами. И потому отбыли в места более отдаленные и приспособленные. Уютная колония, расположенная рядом с городом, вобрала в себя за годы войны вполне современные производства. И стала прибежищем для собственных своих — городских и областных — нарушителей уголовного кодекса. В ней сидели свои /на время отсидки бывшие/ члены партийных институций, следователи, судьи, оперработники, финансисты, председатели колхозов, прокуроры. Содержался и трудился в ней и «коллекционный фонд» — свои и благоприобретенные знаменитые художники, врачи, актеры, музыканты. Прятались надёжно от вербовщиков всевозможных «шарашек» именитейшие ученые, — все же, в 1940-42 годах свезено было в Безымянлаг около двух с половиною миллионов одних зэков и бессчетно — эвакуированных. » -это отрывок из новой повести Вениамина Додина «Колония Кряж«.

В. Додин

Блог «За Самаркой» с нетерпением следил за появлением в сети этого произведения. И вот наконец-то свершилось!
Встретятся упоминания Липягов, станции Жигули и спецобъектах в Жигулевских горах, Дубового Умета, Красной Глинки, Соцгорода, Кряжской колонии…
Все о наших родных местах.

Тут появятся улицы Грозненская и Бакинская.

Вениамин Додин, в прошлом узник Безымянлага, уже потряс читателей повестью «Бакинский этап» о трагических событиях военных лет, финал которых развернулся на Красной глинке.

Описываемые события настолько ужасны, что читая это не хочется верить ,что такое вообще возможно.

Жаль, что до сих пор с произведениями этого автора знакомы не многие. И как мало нам известно о тех местах где живем.

Предлагаем прочитать это произведение и делиться в данной ветке впечатлениями, воспоминаниями…

Пришло время рассказать еще об одном жилом поселке Куйбышевского района г.о. Самара.

Сосны в поселке тоже молодые. Воздух чистый.


Он долгое время носил название «Красная Глинка».

Вид на Южно-обводную дорогу из поселка


После Великой Отечественной Войны тут располагалось одно из отделений совхоза Кряж.

Тихие дачные улочки при поселке


Жители поселка ютились семьями в комнатушках деревянных бараков площадью менее 10 квадратных метров. Вход в каждую комнату барака был отдельным.
Всего бараков было пять.
Была при поселке школа, в ней также учились и школьники из Яицкого.
Поселковое кладбище стало существовать в 1955г.
Уже в середине 60-х это отделение совхоза Кряж расформируют.

Вывеска у ворот наркодиспансера.


В школе разместится лечебно-трудовой профилакторий ЛТП, а в бараки въедет обслуживающий персонал.

За наркодиспансером попалось вот такое чудо.


Вот так вот, две Красные Глинки существовали в Куйбышеве вплоть до середины 80-х годов.

Столовая наркодиспансера.


Дамы не вносить сумятицу, поселок переименовали в «Песчаную Глинку». Ну и ЛТП стало уже областным наркодиспансером.

Только на этом доме висела табличка с указанием улицы и номера дома.


Местным жителям такое название пришлось по душе и сейчас уже многие забыли о прежнем названии.

Ворота диспансера


Поселок значительно расстроился.
Теперь тут появились и шикарные коттеджи.

Такие вот коттеджи соседствуют со скромными дачами.


Все бараки давно снесены.
А обслуга вся живет в двухэтажном доме.

Дом для персонала наркодиспансера.


Есть при диспансере собственная котельная, скважина с чистой водой.

Вдали дымовая труба котельной


Вода здесь всегда была очень чистой.

А теперь добро пожаловать в наркодиспансер.
На экскурсию естественно.

Меня заметил охранник, узнал цел визита.
Разрешил сфотографировать только у входа.
Зачем беспокоить больных?

Вот в таких вот уютных домиках размещаются VIP персоны. Решетки -неотъемлемая часть интерьера.


Если кто-то не знает- Самарская область занимает первое в России место по числу выявленных и поставленных на учет наркоманов.
Обычно на лечении в стационаре задерживаются не более чем на две недели.

Лечится можно и анонимно. Но это просто дорого.


Из каждых 100 тысяч населения Самарской губернии 650 наркозависимые.

Кабинет- наркоинформатор


Наркомания и алкоголизм это беда в семье. В основном пациенты сюда обращаются сами или их привозят родители.
Подростков на учете у наркологов не очень много, сюда доставляют лишь тех кого выявила скорая помощь в состоянии наркотического опьянения. Реально их гораздо больше.
Беспокоить обслугу и пациентов я больше не стал и выдвинулся восвояси.

эта улочка тоже вела на южно-обводное шоссе.


А вообще, мне показалось, что пациенты этого заведения совсем не докучают живущим по соседству гражданам. Тихий такой уголок.

А Вы как считаете, нужно ли возрождать лечебно-трудовые профилактории? Совхозы поднимать ведь нужно!