Архив рубрики ‘Безымянлаг’

Андрей Удинцев снова подкинул интереснейший материал — Волжская коммуна (г. Куйбышев), 30 06 1942 пишет о строительстве деревянной бани по чертежам Академии коммунального хозяйства(!).
баня

При том, что в самом поселке (тот что современный)  кирпичная баня уже функционирует на момент строительства деревянной! А зачем деревянная тогда нужна военном 1942 году, да и еще такая пафосная?

Кирпичная баня на Кряже жива до сих пор. Фото И.
Кондратьева

Все предельно просто, в следующем году тут начинается строительство крупнейшего нефтеперегонного завода № 443, а потому самая пора готовить инфраструктуру, ведь кроме зеков тут и специалисты жить будут, а им нужна хорошая баня.

Кстати можно ее поискать на этих вот фото:

110_21

029.JPG
Кстати в 1942 численность жителей Куйбышева растет благодаря притоку эвакуированных и большей частью бани строятся на скорую руку.
Та же Волжская коммуна (г. Куйбышев), 28 03 1942
новые бани

Есть в Москве на Первом Самотечном переулке сталинское здание из красного кирпича. Собирается в нем народ, в основном молодежь. Посетители ведут себя тихо, слушают внимательно.

DSC_4171

В основоном интерес проявляет молодежь

Место очень атмосферное- музей истории Гулага. Музей этот советую посетить всем, в нем можно найти и положительные эмоции.

DSC_4134

Генеральный план типового ИТЛ на 5000 человек

Концептуально музей построен не на том, чтобы очернить или обелить нашу историю. Он рассказывает о территории несвободы, как меняется все у человека и в человеке…

DSC_4150

АЛЖИР- Акмолинский лагерь жён изменников Родины

Музейщики рассказывают здесь отдельно о человеке и СИСТЕМЕ.
Можно ли оставаться человеком служа «вертухаем» в НКВД? Можно вполне, ведь человека человеком делают его поступки, его выбор.

DSC_4139.JPG

тюремный ватник, тот самый

Как правильно поступить? Отказаться от репрессированного мужа, отца или же лишиться всего и отправиться тоже по этапу?
Сложный выбор, это личное дело каждого. Хорошо, что мы не живем в такое время и нам не приходится делать выбирать из такого.

DSC_4130

двери в пространство несвободы

Уличные торговки пирогами увидев голодных, этапированных женщин отдают им то, что планировали продать — это тоже их выбор…
Но об этом вам лучше меня на экскурсии расскажут.

DSC_4157

УОС НКВД закончился на Куйбышевском НПЗ

Нашлось в музее место и страничке Куйбышеву: Самаралаг, Безымянлаг, Кунеевлаг… Кстати один из смотрителей музея истории Гулага перевелся туда из Самарского художественного музея. Наш земляк, может и нам такой музей в Самаре нужен?

DSC_4160

Вставил такую дощечку в проектор и пошли фото про строительство ГЭС

Расскажут тут и о стратегии выживания в неволе, у каждого она была своя. А кто-то и не выживет вовсе. Кто-то выживет, но выйдет на свободу уже совершенно другим.

DSC_4163

На строке ГЭС имени Ленина

Нужный и важный музей. Мы провели в нем 3,5 часа.

DSC_4141

шконка днем становится столом и табуретом

Doc_013_новый размер

ЖКХ ОСобстроя обеспечивало жильцов даже мебелью

В день работников органов госбезопасности читателям блога представлю несколько интересных документов, хозяином их был Моисей Борисович Йоффе — бригадный интендант НКВД.

Йоффе

Зам. начальника отдела снабжения УОС

Документы эти были найдены на антрессоли в одной из квартир Санкт- Петербурга после покупки квартиры.

Старым жильцам они видимо уже не нужны были, а новые выставили их на аукцион. Коллекционеры предлагали за весь пакет документов более 2000, но хозяин за такую сумму продавать не стал.

Doc_031_новый размер

Из запасной столицы старый большевик рвался на фронт, но ему отказывали

По документам М.Б. Йоффе можно изучать историю начиная с первой мировой войны- они действительно уникальны.

Doc_010_01_новый размер

Этот документ тоже мог иметь отношение к Куйбышеву

Особый интерес лично у меня вызвали документы времен гражданской войны.

0_def0f_3916bdba_XXXL

Предписание Военного комиссара Петрограда

.

Кстати люди носящие фамилию Йоффе живут в Самаре, возможно это родственники Моисея Борисовича.

Все документы можно посмотреть тут.

На одной из старых фотографий, запечатлевших строительство второй очереди Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода, удалось разглядеть лагерь Тавлинского, что на улице Грозненской.

Лагерь вдалеке

Как звали начальника лагеря- пока найти не удалось. Старожилы вспомнили, что сын начальника лагеря Олег Тавлинский работал в 70-х на Долотном заводе. Потом он уволился и якобы переехал в сельскую местность.
Лагерь Тавлинского располагался в районе СМУ Нефтехиммонтаж — в те далекие годы он назывался трестом «Нефтезаводмонтаж».

Железная дорога на Грозненской


Там же до сих пор сохранилась разгрузочная площадка принадлежавшая исправительной колонии № 5.
Местные ребятишки, жившие с родителями в бывших лагерных бараках, крутились рядом с работающими расконвоированным контингентом.

Вот такой вот интересный кадр получился.

Почти все символы истории поселка нефтяников уместились на одном фото.

 

Даже цифра 15 символична- теперь такого адреса у КНПЗ нет, на Грозненской в начале нулевых попытались упорядочить нумерацию строений.

А КНПЗ заимел номер 25.

Блог «За Самаркой» приготовил для читателей эксклюзив.

Это фото еще не побывало на просторах интернета.

На фото группа сотрудников НКВД, слева в шинели- заместитель начальника  ГУЛАГА- начальник Управления Особого строительства НКВД СССР (Особстрой).

Лепилов

По моему, фото довоенное-  погоны еще не вввели и лица какие-то радостные, безмятежные.

Если кто-то узнает это место (предположительно г. Куйбышев) или людей, изображенных на фото, просьба поделиться.

P.S. Если кто не узнал, Лепилов — в шинели, видимо одел наспех- не застегнут на все пуговицы. Тут он явно моложе, чем на более поздней фотографии.

Послевоенное, более известное фото Лепилова

 

Строительство бараков под Липягами.

…Колония КРЯЖ была когда-то «детской». Но дети выросли. Стали взрослыми бандитами и ворами. И потому отбыли в места более отдаленные и приспособленные. Уютная колония, расположенная рядом с городом, вобрала в себя за годы войны вполне современные производства. И стала прибежищем для собственных своих — городских и областных — нарушителей уголовного кодекса. В ней сидели свои /на время отсидки бывшие/ члены партийных институций, следователи, судьи, оперработники, финансисты, председатели колхозов, прокуроры. Содержался и трудился в ней и «коллекционный фонд» — свои и благоприобретенные знаменитые художники, врачи, актеры, музыканты. Прятались надёжно от вербовщиков всевозможных «шарашек» именитейшие ученые, — все же, в 1940-42 годах свезено было в Безымянлаг около двух с половиною миллионов одних зэков и бессчетно — эвакуированных. » -это отрывок из новой повести Вениамина Додина «Колония Кряж«.

В. Додин

Блог «За Самаркой» с нетерпением следил за появлением в сети этого произведения. И вот наконец-то свершилось!
Встретятся упоминания Липягов, станции Жигули и спецобъектах в Жигулевских горах, Дубового Умета, Красной Глинки, Соцгорода, Кряжской колонии…
Все о наших родных местах.

Тут появятся улицы Грозненская и Бакинская.

Вениамин Додин, в прошлом узник Безымянлага, уже потряс читателей повестью «Бакинский этап» о трагических событиях военных лет, финал которых развернулся на Красной глинке.

Описываемые события настолько ужасны, что читая это не хочется верить ,что такое вообще возможно.

Жаль, что до сих пор с произведениями этого автора знакомы не многие. И как мало нам известно о тех местах где живем.

Предлагаем прочитать это произведение и делиться в данной ветке впечатлениями, воспоминаниями…

Начало алллеи КНПЗ

Начало алллеи КНПЗ

Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод (№443)- один из последних объектов, построенный силами Управления Особого Строительства (УОС НКВД СССР).

На смену Особстрою в 1946 году приходит Куйбышевское территориальное строительное управление (КТСУ).

Механизмов на строительстве завода № 443 не хватало.

Штаты КТСУ тогда составляли около 7000 человек и хотя это была гражданская организация, все же отказаться от привлечения заключенных  на строительные объекты она не смогла.

СУ-1 располагалось в этом здании

Строительство второй очереди завода № 443 велось строительным управлением № 1 КТСУ. Кроме того, силами СУ-1 возводились: долотный завод (Волгабурмаш), завод резервуарных металлоконструкций (Самарский резервуарный завод), завод по производству минеральной ваты (Теплант), Кряжский кирпичный завод № 6 и  естественно жилой фонд с инфраструктурой.

Детишки играют на вновь уложенном асфальте

Начальником СУ-1 был Лев Михайлович Рейнус, который и возглавил его в том же послевоенном 1946 году. К тому времени он уже был опытным строителем — до этого работал на строительстве Гурьевского НПЗ.

Не все шло гладко во вновь организованном строительном управлении №1, не хватало средств механизации, начальники участков и прорабы не всегда могли грамотно распорядиться ресурсами, правильно расставить приоритеты.

улица Миронова в Новокуйбышевске когда-то была центральной.

В тоже самое время КТСУ возглавляет Иван Игнатьевич Миронов -странно, но его имя практически незнакомо самарцам, то ли дело Новокуйбышевск, где одна из улиц носит его имя, а в прошлом году ему там был поставлен памятник.

Прибывающее оборудование для строительства другого завода- под Липягами  тоже пришлось размещать на территории СУ-1 на Кряже. Там же, на улице Грозненской первоначально разместилось и СУ-3, занимавшееся строительством Новокуйбышевского завода.

Кстати первый промышленный объект, построенный СУ-3, — это завод железо-бетонных изделий (ЖБИ-9), который был пущен в эксплуатацию в 1948 году, а вовсе не Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий, как многие думают.

Контора СУ-1 размещалась на территории впоследствии занятой опытно-механическим заводом треста № 25 (Евраз металл пром)

Бывший опытно-механический завод

Из воспоминаний бывшего заключенного, Михаила Шангина:

«На автостраде, ведущей из Куйбышева в Новокуйбышевск, в районе станции Кряжок, сросшейся ныне с городом, недавно построен мост — путепровод через железнодорожные пути. Если, съехав с него в сторону Новокуйбышевска метрах в двухстах от железной дороги, посмотришь направо — увидишь красное кирпичное одноэтажное здание. Это и были тогда мастерские УНМР-75. Рядом первый крекинг. Между ним и мастерскими вдоль шоссе верст на семь стояли бараки — лагеря, лагеря, лагеря. Отсюда и я ушел на волю.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Отбывших срок обычно за неделю раньше вызывали на фотографирование для справки. Но вот уже и первое июля 1947 года наступило, до срока два дня. Молчит нарядчик на разводе. Волнуюсь, бригадники мои тоже — неужели «до особого» оставят? До особого распоряжения оставляли многих. А его можно было ждать еще лет восемь… И только второго утром нарядчик объявил:
— Завтра остаешься от развода, а сейчас быстро в УРЧ фотографироваться.
Утром третьего июля вместе с бригадой пошел на развод, к вахте, проводить своих ребят… А им еще дороги длинные до срока, некоторым аж дальше 1955 года. Простились, обнялись, бригада строем по четыре к воротам, машу им, и они мне, плачут некоторые, и у меня слезы в рот затекают, в горле как ангина тюремная — ком… Ушли, посмотрел им вслед, но надо уходить. В бараке собрал вещи, сдал все казенное в каптерку, записку прощальную своим написал, на нары положил, взял котомку, пошел в УРЧ.
Получил справку о том, что отбыл десять лет лишения свободы с третьего июля 1937-го по третье июля 1947 года.

Деньги на билет до Бийска выдали. Пошел к вахте. Обыскали последний раз, справку ту проверили, открыли калитку — иди…
Никакого напутствия, как жить дальше думаешь, человек? Деньги дали только на дорогу, а чем жить все то время, пока ты доедешь, поступишь на работу и получишь первую зарплату? Отошел метров сорок от вахты, сердце екает, жду — вот сейчас крикнут: «Стой!» Или выстрелят в спину. Шаг, еще шаг. Не кричат и не стреляют, никто не бежит вслед… Неужели вправду воля? Поставил на землю сумку, обернулся. Я один ухожу в этот день. Сколько же тысяч там осталось ждать дня свободы, как много безвинных останутся тут навсегда…»

Где-то в Новокуйбышевске

В начале 50-х годов штатная численность КТСУ составляла  более 20 000 человек.

Из Куйбышева оно переместилось в г.Новокуйбышевск.

Оборудование для завода № 443 поставлялось по ленд-лизу. Мало кто знает, что изначально планировалось разворачивать завод под Сталинградом. Наступающие немецкие войска внесли в эти планы коррективы.

«Начало августа 1945 года. В Куйбышев приехали американские специалисты из фирмы, поставлявшей оборудование для нефтеперерабатывающего завода. Американцы планировали продлить контракт еще на целый год. В России им хорошо платили.

Они сидели в кабинете начальника Особстроя откинувшись на спинки кресел, вскинув ногу на колено, выставив вперед лакированные остроносые туфли и броские в желтую клетку носки. Лица чисто выбриты, спокойны. Американцы молча смотрели на коренастого человека в военной форме.

Начальник Управления Особого строительства А.П. Лепилов

Он стоял, чуть касаясь пальцами зеленого сукна на массивном длинном столе. Потом передвинул колбу с бензином и выжидательно глянул на переводчика.
-Скажите им, — военный повернул голову к американцам. — Завод уже выпускает продукцию. Вот она. Нам срочно нужно оставшееся оборудование.
Бензин поблескивал в стеклянной колбе.
Переводчик быстро заговорил и на лицах американских специалистов заиграли саркастические улыбки. Кто-то из них полез в карман за носовым платком и громко высморкался.
— Мистер Лепилов, как это у русских, втирает нас очки, -усмехнулся американец с рыжей бородкой. Его коллеги закивали головами.

Женщины на строительстве нефтеперерабатывающего завода

Лепилов прошелся по кабинету вдоль стола, будто не замечая иронического оживления американцев. Он думал о том, сколько усилий, бессонных ночей стоило советским людям строительство нефтеперерабатывающего завода. Он пущен на год раньше срока. Лепилов взглянул на своих инженеров. Лица у многих усталые, но в глазах огонек удовлетворения и гордости. Он выпрямился. Да, поработали люди, часто голодные, невысыпавшиеся, потому что понимали: бензин очень нужен. Теперь он нужен там, на востоке, где идет битва с огромной Квантунской армией. Самодовольство на упитанных лицах заморских специалистов задевало Лепилова.

разгрузка поступившего по  ленд-лизу оборудования

Пусть Америка помогла в поставке оборудования и прислала своих инженеров. Но ведь их не волнуют наши нужды, что льется кровь советских солдат и что весь завод нам нужен как можно быстрее. У них — контракт, они хотят растянуть его на целый год. Они не хотят терять свои доллары за год.. и отказываются подписать соглашение. Ну что ж…
Лепилов вскинул голову, сжал пальцами край стола, медленно и четко заговорил на чистом английском языке глядя в упор на американцев.

Слева видно поступившее оборудование

Джентльмены, наверное вы полагаете, что мы зависим от вас, как вы от фирмы. Разрешите вас разочаровать. В договоре соглашения есть такой пункт: «Если по каким-либо основательным мотивом уполномоченные от фирмы американские специалисты не устраивают дирекцию строящегося завода, то они могут быть отозваны и заменены другими». Вы нас не устраиваете, потому что сознательно, ради собственной выгоды затягиваете поставку оставшегося оборудования, сводите на нет наши усилия. Но мы не можем ждать и намерены требовать от фирмы вашей замены. И срочно ставим ее в известность.

Оборудование для заводской ТЭЦ из США

Головы американцев опустились. Улыбки исчезли. Лепилов понял: они все оформят, все подпишут.»
Эта частица рукописи куйбышевских писателей А. Ламберова и М. Лошманова о строительстве Куйбышевского НПЗ была опубликована в новокуйбышевской газете «Вестник» благодаря известному самарскому писателю Владимиру Михайловичу Шарлоту.

Через Новокуйбышевскую библиотеку удалось договориться о встрече, очень хотелось поговорить с В. Шарлотом об этой рукописи.

У здания знаменитого треста № 25

Ну вот, что же удалось узнать- рукопись «И встали города» была закончена в январе 1969г. и готовилась выйти в свет к 30-летию треста № 25.

О связи треста № 25 и  Управления особого строительства НКВД СССР можно почитать тут.

Оказалось, что эта рукопись подверглась массивной критике со стороны заслуженных работников треста, в том числе и секретарем парткома треста В. Романовым.

В. Романов

Рукопись свет так и не увидела…

В то время о Безымянлаге и генерале Лепилове старались не говорить и уж тем более писать.

В.М. Шарлот признался, что когда писал свою первую книгу «У станции Липяги» про Лепилова не знал совершенно ничего.

Хотя и упомянул, что немногословный водитель начальника КТСУ И. Миронова возил раньше генерала.


В этой книге написано о работе Куйбышевского территориально-строительного управления, пришедшего на смену Особстрою. Автор её называет «базовой».

В.М. Шарлот поделился информацией, что он сам работал на Куйбышевском нефтеперерабатывающем заводе в конце 50-х годов. Также писатель поведал, что к нему обращались с просьбой написать книгу о КНПЗ к 25-летию завода.
Рукопись была подготовлена, были даже напечатаны два пилотных экземпляра книги.
Приготовлен рулон бумаги, в те времена это было страшным дефицитом. Ну, и найдены были денежные средства на издание.
Но человек, курирующий издание книги уволился с КНПЗ. Кто-то приделал ноги рулону бумаги, предназначенной для печати книги…
В общем, книга  о КНПЗ так и не вышла.

В.М. Шарлот

Недавно часть рукописи В.М. Шарлота была обнаружена работниками комнаты трудовой славы КНПЗ и появилась надежда, что она все же увидит свет к 70-летию завода, которое будет в 2015г.
Будем ждать юбилея…

В блоге Игоря Кондратьева «Город на реке Самара» народ активно взялся обсуждать «лагерную» тематику.
Упрекнули даже блогера, в том, что Самаралага якобы не существовало…

Решил сделать небольшую подборку из приказов НКВД из книги Н.П. Петрова «История ГУЛАГа».

1937г.
2 сентября приказом НКВД № 369 (на основании постановления СНК СССР № 1339 от 10 августа) в городе Куйбышев было организовано Управление строительства Куйбышевского гидроузла и Самарского лагеря НКВД. Врио начальника строительства и главным инженером был назначен дивинженер С. Я. Жук, помощником начальника строительства по хозяйственным вопросам и помощником начальника лагеря — М. М. Кузнецов, первым заместителем главного инженера — А. Н. Комаровский, начальником 3 отдела лагеря — Н. В. Емец.

В Самарлаге (строительство Куйбышевского гидроузла) — находилось 31 826 заключенных при потребности 34 000;

28 августа приказом НКВД № 001060 (на основании постановлений Комитета Обороны при СНК СССР №№ 343сс и 344сс от 6 августа) для руководства строительством авиационных заводов было организовано Управление особого строительства НКВД СССР «с размещением управления в районе Безымянки Куйбышевской области». Начальником Управления был назначен заместитель начальника ГУЛАГа — старший майор государственной безопасности А. П. Лепилов (по совместительству), первым заместителем начальника УОС — начальник Самарского ИТЛ и строительства Куйбышевского гидроузла майор ГБ П. В. Чистов (так же по совместительству);
25 сентября приказом № 001203 для обслуживания Особстроя будет организован Безымянский лагерь НКВД, а 11 октября приказом № 0441 расформированы управление строительства Куйбышевского гидроузла и Самарский лагерь (номер этого приказа мне показался странным, вылетающим из хронологии приказов по НКВД).

17 октября приказом НКВД № 001318 объявлялась дислокация действовавших в тот момент ИТЛ и строительств НКВД общей численностью «65 единиц» — Безымянлаг (станция Безымянка Куйбышевской ж. д.) и Самаралаг (г. Куйбышев) проходят по этому приказу как две совершенно разные единицы.

А.П. Лепилов

19 августа нарком Берия подписал приказ № 001019 «О переустройстве ГУЛАГа НКВД СССР», по которому аппарат главка сокращался до девяти управлений и восьми отделов, а также производились назначения 11 заместителей начальника ГУЛАГа. Управление строительства авиационных заводов возглавил заместитель начальника ГУЛАГа — А. П. Лепилов.
В последующих приказах НКВД «Самаралаг» мне найти не удалось, видимо его все же поглотил могучий «Безымянлаг».

Предположу, что к Самаралагу вполне могли относиться и ИТЛ, что размещались в свх. Кряж. Строительством они правда не занимались.
А был ведь еще ИТЛ на 102 км железной дороги, под Липягами…
Вообще тема очень интересная.
P.S. Если кому интересна эта тема- подборка приказов по ГУЛАГу: http://vif2ne.ru/nvk/forum/archive/228/228545