А все-таки личность уральского большевика Михаила Кадомцева, сложившего голову  в июне 1918 года под Липягами весьма легендарная. Не только благодаря его богатому революционному опыту- мифы и легенды вокруг его гибели начали появляться уже в 20-х годах прошлого века, новые добавились после появления на карте г. Новокуйбышевска… Не отличались кстати от этого и в 90-х годах.

Ниже привожу вам выдержки из сборника «Самарский краевед», который столь любезно предоставили библиотекари города Новокуйбышевска. Автор статьи «Боец Ленинской гвардии Михаил Самуилович Кадомцев» М.Ф. Дорофеев.

Подвойский

Вот таким вот образом наркому Н.И. Подвойскому, удостоверившему факт гибели М. Кадомцева в 1923 году, приписали выбор «невыгодной» позиции под Липягами. Хотя он к ее выбору не имел отношения, а появился в Самаре ненадолго перед ее падением под натиском легионеров.

Самое интересное, что автор  краеведческого очерка»нашел» могилу Михаила Кадомцева и даже «видел» имена погибших бойцов на скромном обелиске…

Хотя ни один новокуйбышевец такого не видел. Мистика? Нет, скорее очередная ненужная подтасовка.

Или вот еще один «факт» гибели:

чехи в окопах

Удивительно, но Валентина Циммерман увидела как  Кадомцев во главе кавалерии наступает на окопавшихся чехов. Кавалерия красных находилась в селе Воскресенка и была застигнута врасплох офицерами боевой организации эсеров. Штаб же Кадомцева располагался в районе кладбища Русские Липяги, что совсем в другом месте.

Мифы и легенды были явно выгодны кому-то. Этим и объясняется их обилие.

Наверняка кто-то и знал правду гибели. Уфимцев, прибывших с Кадомцевы, было много, кто-то мог остаться в живых и передать правду.  Это мог быть Петр Гузаков, к примеру, -стародавний боевой товарищ Михаила, также входивший в штаб обороны Самары в июне 1918г.. Мог знать правду  гибели  Константин Мячин (Яковлев), главнокомандующий Урало-Оренбургским фронтом, опытный уральский боевик, который принимал совместное участие с Михаилом Кадомцевым в экспроприациях. Весточку о гибели Михаила они вполне могли получить от своих.

Мать

Кстати Мячин имел очень близкое знакомство с Максимом Горьким.  Прототипом Ниловны в романе «Мать» была Анна Федоровна Кадомцева (Буталова). Горький следил за судьбой этой революционной семьи, даже ходатайствовал за Анну Федоровну перед судебными органами.

А вот в так и не написанном романе «Сын» прототипом главное героя должен был стать Михаил Кадомцев. Но что-то помешало писателю завершить эту работу.

Возможно этим что-то стали обстоятельства гибели красного командира и  появившиеся в обилии мифы вокруг этой истории у станции Липяги.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s