24 марта 1918 в Самару прибыли два железнодорожных эшелона с имуществом балтийского отряда гидроавиации, 400 моряков и 4 бронеавтомобиля. Через три дня в Самару прибыл еще эшелон со 120 моряками и четырьмя гидросамолетами.

Революционные матросы, солдаты и рабочие были посланы на Волгу силой отбирать зерно у крестьянства. В мае 1918 года Наркомпроду были предоставлены чрезвычайные полномочия применять силу против крестьян нежелающих сдавать зерно государству. Самара в ту пору считалась хлебной столицей Поволжья.

Революционные матросы. Фото с сайта http://bm.img.com.ua

Были в Самаре и проанархически настроенные матросские отряды. Еще зимой 1918 г в Самару прибыли: «Первый Матросский Анархический Отряд», Северный Летучий Отряд (командир — Смородинов), отряд Федора Попова, Третий Северный Отряд и прочие. Они прибыли сюда для борьбы с казаками атамана Дутова.

Карикатура на матроса-анархиста.

8 мая отряд морской гидроавиации изъял в клубе максималистов три пулемета, винтовки, патроны, а в помещении федерации анархистов — восемь пулеметов и около тысячи бомб.

17 мая 1918 года в Самаре вспыхнул анархо-максималистский мятеж. Отряды восставших заняли почту, телеграф, телефонную станцию. Они выпустили из тюрьмы уголовников, а также выступавших против Советской власти представителей буржуазии и вооружили их. Мятежники заняли гостиницы Филипповой и Телегина, установили в окнах пулеметы а во дворе — орудие. Где-то пишут о их налаженной связи с атаманом Дутовым, но это скорее всего неправда. Эту связь могла наладить подпольная офицерская организация полковника Галкина, сами же офицеры-подпольщики в мятеже участия не принимали.

Клуб максималистов располагался в доме Курлиной. Подвал использовался как тир. Позже сюда въедет чешская контразведка. Следы от пуль пропагандисты спишут на злодеяния чехов. Фото с сайта http://lh6.ggpht.com

Матросы оказались по разные стороны баррикад…
Накануне мятежа на станцию Самара прибыл бронепоезд с революционным отрядом «братишек» во главе которого стоял Павел Дыбенко (мне лично этот факт кажется недостаточным, чтобы в честь него улицу называть).
Павел вел себя в Самаре достаточно тихо.
Как вспоминал С.А. Калинин: «Не помню сейчас точно, в конце марта или в начале апреля, в Самаре произошло событие, взволновавшее всю партийную организацию. В город неожиданно, без всякого предупреждения, прибыл эшелон балтийских моряков во главе с П.Е. Дыбенко. Вначале мы обрадовались новому пополнению. Но в тот же день в губком пришла телеграмма за подписью М.Д. Бонч-Бруевича. В телеграмме предлагалось немедленно задержать Дыбенко и препроводить в Москву за самовольное оставление вместе с отрядом боевой позиции под Нарвой».

Матрос П.Е. Дыбенко.

И вот самарские большевики думают, как с матросиками обойтись. Решили: делегатом идет один Калинин без охраны и без оружия. «Как только я появился на перроне вокзала, матросы взяли меня под стражу и, как «контру», привели в вагон Дыбенко. За столом сидел богатырского вида моряк…».
Анархисты и максималисты тоже посещали с визитами штабной вагон П.Е. Дыбенко. Но Павел Ефимович решил быстренько укатить — в Самаре запахло жаренным.

Участвуют моряки и в защите Самары от наступающего чехословацкого корпуса.

Чехи рассматривают флажок захваченный в бою с красными под Безенчуком.
Фото с сайта: http://vvs2058.ucoz.ru

Приведу воспоминания чешского прапорщика Матея Плеского М.
«Матросы, в большинстве своем с русского Балтийского флота, были нередкостью в красной армии. Пожалуй, не было большевистской части, где бы ни служили матросы, и часто на видных, командных должностях. Матросы — ярые большевики — составляли основу карательных отрядов, подавлявших выступления населения против советов. Матросы в массе своей были суровы и грубы, в бою отважны и упорны и часто являлись ядром и опорой тогдашних советских частей. Мы уже знали, что если красные обнаруживают упорство в бою, значит среди них есть матросы. Так было в бою у станции Липяги. Матросы были опаснейшими врагами и дрались не на жизнь, а на смерть.»

Чехи (предположительно) на станции Липяги. Фото с сайта: http://vvs2058.ucoz.ru

Еще 4 июня у железнодорожной станции Липяги (под Самарой) моряки гидродивизиона на своей базе «Фельдмаршал Суворов» пытались прорваться к красным, но сели на мель. Чехи огнем с берега убили свыше ста матросов, лишь нескольким из них удалось прорваться в Симбирск на катере «Фрам». Самолеты гидродивизиона стали добычей чехов. Все офицеры дивизиона перешли на сторону белых.


Матросы в Петрограде. Фото с сайта: http://www.oldsp.ru

«Из моряков и интернационалистов не был пощажен никто», — писал в своих воспоминаниях один из легионеров.
Команда дивизиона с другими частями отступила к Казани, откуда добралась до Нижнего Новгорода, где формировалась Волжская военная флотилия. Из оставшейся команды дивизиона здесь был сформирован гидроотряд, в распоряжение которого было прислано четыре гидроаэроплана М-9.

Тимофеев В.А. мемуарах » На Незримом посту. Записки военного разведчика» вспоминает еще одного героического матроса — А.В. Полупанова, возглавлявшего бронепоезд «Свобода или смерть!». Личный состав бронепоезда составлял около 300 человек.
Это был матрос-черноморец.Автор приписывает,что чехи, а также солдаты и офицеры «Народной армии» КОМУЧа называли его адмиралом Полупановым с двухтысячным войском.


Матрос-черноморец А.В. Полупанов. Фото с сайта: http://reibert.info/forum/attachment.php
А.В. Полупанов впоследствии станет командующим Днепровской военной флотилии.
Андрей Васильевич Полупанов умер в 1956 году в Евпатории.
Он оставил после себя мемуары: Бронепоезд «Свобода или смерть» № 4. Полупановцы.

Полупановцы на фоне бронепоезда. Википедия назвала их анархистами. Фото с сайта: http://www.500ru.ru

Тот же Тимофеев припомнил еще один матросских отрядов анархистов «Черные орлы», что воевал на территории Самарской губернии. Они героически сложили свои головы на станции Дымка в бою с белогвардейцами…

В Самаре любят спорить о том, какие памятники нужны. «Альбатросы революции»-, по выражению Троцкого, я считаю, вполне достойны такого памятника.
Под Липягами до сих пор нормального памятника нет- дымовая труба кирпичного завода Кошелева, стелла у парка «Дубки», забор биофабрики — где были найдены останки бойцов отряда М.С. Кадомцева, — это все не то.
Под станцией Липяги, у железнодорожного полотна — самое место памятнику отряду М.С. Кадомцева и погибшим защитникам Самары. Чтобы видно было с проезжающих поездов.

По материалам сайтов: http://archive.diary.ru, http://lib.rus.ec,
http://www.bergenschild.narod.ru, http://militera.lib.ru

- комментарии
  1. а мне эта тема необычностью показалась — ты когда еще первый раз про не рассказал, я отметил, потом посмотрел книги
    это же супер — реально на краю Туркестана гидроаваиция Балтфлота разворачивается
    думаю ее от передачи немцам по Брест-Литовскому миру могли в центре страны спасать — тогда продразверсток еще не было и рынок вполне функционировал

    военный коммунизм в 1919 примерно начался

  2. События весны 1918 года еще полны загадок…
    В некоторых источниках упоминают про мятеж максималистов в Самаре.

    Может анархо-максималистский уже позднее придумали? Когда с анархистами раздружились?
    А анархисты вовсе и не буянили против большевиков, а гибли вместе с ними под Липягами
    Пока это лишь предположения.

    Хочется архивные самарские газеты 1918 года почитать об этом. Может кто ссылкой поделится?

    Ну а мемуары Полупанова тоже внимательно читать надо. Ну какие в 1918 году могли быть : «Биться за Сталина и Ленина!»? )))

    Тимофеев тоже мог приукрасить, писал видно в 60-х годах (после смерти Полупанова).
    По Тимофееву Валериан Куйбышев — архистратег прям.

  3. «Еще 4 июня у железнодорожной станции Липяги (под Самарой) моряки гидродивизиона на своей базе «Фельдмаршал Суворов» пытались прорваться к красным, но сели на мель».

    Интересно, а как через четыре дня на этом же пароходе большевики эвакуировали золотой запас в Казань ? 🙂

  4. Сошли видно с мели))) . С этим золотом вообще много непонятного.

    http://samkray.ru/interesnoe/o-paroxode-i-zolotom-zapase-respubliki-kujbyshev/
    Около четырехсот балтийцев, летчики, обслуживающий персонал вместе со своей техникой прибыли в Самару в начале апреля. Разместили их в здании учительской семинарии (ныне духовная семинария, ул. Радонежская, 2).И когда в мае в городе вспыхнул мятеж, гидроавиаторы оказались в числе тех, кто принимал участие в его подавлении. Когда же восстал чехословацкий корпус и весть о взятии Сызрани дошла до Самары, балтийцы получили 31 мая приказ предотвратить захват железнодорожного моста через Волгу.

    У грузовых и пассажирских пристаней стояло немало судов. Балтийцы выбрали самый быстроходный из них. Да, конечно, «Фельдмаршал Суворов». По сходням закатили на него полевые орудия, сами с винтовками и пулеметами разместились в каютах, отделанных красным деревом. Никогда еще пароход не знал таких пассажиров и такого груза. Никогда еще его команде не приходилось выполнять подобного задания. Как бывало на гонках, кочегары пустили в работу все четыре котла. Не плыл – летел пароход. Но как не спешил лучший ходок Волги, было уже поздно. По железнодорожному мосту ходил бронепоезд, перебрасывая белочехов на левый брег. Перестрелка показала безнадежность дуэли пассажирского судна, вооруженного полевыми орудиями с маневренным бронепоездом. С тревожной вестью «Фельдмаршал Суворов» возвратился в Самару. Гидроавиаторы сошли на берег, чтобы встретить чехов на подступах к городу. А пароход, что было с ним дальше? Ответить на этот вопрос оказалось не совсем просто.

    В книге, простоявшей на полке не один десяток лет, был опубликован отчет Самарского губернского революционного комитета о своей деятельности с мая по октябрь 1918 года. Так вот, в нем говорилось, что 2 июня на пароход «Суворов» было погружено свыше 57 миллионов рублей золотом, 30 миллионов – кредитными знаками; и с отрядом особого назначения, который возглавил председатель губернского комитета коммунистов А.Х. Митрофанов, он ушел в Казань.

    Естественно, возникло предположение, что речь идет о пароходе «Фельдмаршал Суворов». Но в некоторых работах, посвященных гражданской войне, говорилось, что белые захватили в Самаре много судов и в июле при наступлении на Сенгилей, Симбирск, а затем Казань использовали пароходы, среди которых был и «Фельдмаршал».

    Такое сообщение позволяло выдвинуть предположение, что и здесь речь идет о пароходе «Фельдмаршал Суворов». И если это так, то, выполнив рейс до Казани, он снова оказался в Самаре? В принципе вполне возможно. В первые недели боевых действий движение судов вверх и вниз по реке велось практически беспрепятственно. Правда, в отчете Самарского губревкома говорилось, что пароход «Суворов» 8 июня прибыл из Казани в Симбирск и, переименованный по требованию дружинников в «Карла Маркса», долгое время служил «местопребыванием» ревкома. Только в конце июня – начале июля ревком перебрался с него на другое судно.

    Чтобы как-то прояснить ситуацию, я решил снова обратиться к отчету Самарского губревкома. Только на этот раз к оригиналу, хранящемуся в Государственном архиве нашей области. Да, авторы документа, помещенного вкниге «Самарская губерния в годы гражданской войны» несколько подсократили название судна. Золото вывозилось на проходе «Фельдмаршал Суворов».

    Однако эти сведения вовсе не исключали возможность использования парохода белыми. Самарский губревком освободил его, как уже говорилось, в конце июня – начале июля, а наступление белогвардейцев на Сенгилей началось 21 июля. За две-три недели, когда из разрозненных красногвардейских дружин и отрядов только формировались регулярные части Красной Армии, могло случиться всякое. И, чтобы разрешить все сомнения, я искал и находил все новые и новые воспоминания участников обороны Сенгилея, Симбирска. И вот на что обратил внимание. Одни говорили, что белые использовали при наступлении пароходы «Вульф», «Вандал», «Фельдмаршал», «Милютин», «Козлов». Другие называли «Вульф», «Вандал», «Фельдмаршал», «Милютин-Козлов». Возникло предположение, что ветераны могли указать или неполное название судна, или невольно исказить его. Может быть, в наступлении участвовали не «Фельдмаршал» и не «Фельдмаршал Суворов», а какой-нибудь «Фельдмаршал Милютин» или «Фельдмаршал Козлов»? Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона подтвердил правильность такого предположения. Был на Руси фельдмаршал, имя которого носил волжский пароход. Это Дмитрий Алексеевич Милютин (1816–1912).

    Обратимся теперь к Казани, куда пароход «Фельдмаршал Суворов» доставил из Самары груз золота. Помимо драгоценностей Монетного двора, Горного института, Палаты мер и весов в мае сюда было перевезено золото из банков Москвы и Тамбова. Несколько позже на пароходе «Алеша Попович» переправлены и ценности Симбирского банка. Таким образом, в Казани оказалось сосредоточенным более половины всего золотого запаса молодой республики.

    Дальнейшие события развивались таким образом, что через некоторое время все золото снова оказалось в нашем городе. А получилось это так. Вопреки предположениям военных специалистов Красной Армии и рекомендациям КОМУЧа его военное руководство повело наступление не вниз по Волге, где белогвардейцы могли соединиться с войсками юга, а вверх по реке. Так после падения Сенгилея и Симбирска, а они были захвачены практически одновременно, создалась реальная угроза и для Казани.

    В.И. Ленин, беспокоясь о находящихся там ценностях, направляет в город особо доверенных лиц и просит предоставить в их распоряжение четыре буксирных парохода, четыре баржи и два катера сопровождения, снабдив все суда экспедиции запасом топлива, достаточным для рейса в Казань и возвращения в Нижний Новгород.

    Пока золотой запас республики готовили к отправке, прикидывали, как лучше перебросить его к пристаням, до которых было несколько километров, белогвардейцы предприняли наступление. И 5 августа, в день намеченной эвакуации ценностей, бои развернулись на окраинах Казани. Канонерские лодки «Ольга», «Братство», «Лев» из Симбирского отряда вооруженных судов, созданного М.Н. Тухачевским, не смогли сдержать флотилию белых. Потеряв в бою канонерские лодки «Бурлак» и «Белая акация», прибывшие для усиления частей красных из Нижнего Новгорода, они отступили к свияжскому мосту. С ними отошли и суда, предназначенные для перевозки ценностей. Из города удалось вывезти на автомашинах только сто ящиков с золотыми монетами.

    Не прошло и недели после взятия Казани, как на имя управляющего военным ведомством белых пришла из Самары телеграмма, в которой предлагалось принять экстренные меры для отправки золота в «столицу» КОМУЧа. Тот ответил отказом, ссылаясь на то, что большевики могут легко пробиться к Волге и если не захватит золотой запас, то потопить его.

    А задача такая действительно ставилась перед частями Красной Армии. В одном из оперативных приказов по Восточному фонту говорилось, что части 5-й армии пытались пробиться к Волге ниже Казани, чтобы не позволить пароходам противника «…уйти вниз по реке и вывезти из города государственные ценности». Но так как выполнить эту установку не удалось, командарму 2-й армии предписывалось «…самым срочным образом двинуть на судах и баржах вниз по Каме к устью этой реки внушительные силы – заслон для прекращения отступления пароходов противника». 1-й же армии М.Н. Тухачевского предлагалось выставить такой же заслон ниже Симбирска.

    Однако и эти меры не удалось провести в жизнь. 16 августа в Казань прибыл из Самары специально подготовленный пароход с отрядом, состоящим исключительно из русских офицеров. 22 августа они завершили погрузку золота и на двух пароходах вывезли его в Самару.

    Объясняя неудачу с перехватом золотого запаса, командарм 1-й армии М.Н. Тухачевский писал: «В это время велось наступление на Казань и необходимо было перехватить в Симбирске вывозимый оттуда золотой запас…На правом фланге, в районе Белого Гремячего Ключа, мы перехватили уже Волгу, но зато на левом фланге, из-за неумения тов. Азарха управлять бригадой, последняя у него распалась и была разбита каким-то небольшим чешским отрядом».

  5. Посмотрел карту, составленную чехами под Липягами — нет там отметок что воевали они с матросами. Думаю давно уже, где бы «Фельдмаршал» мог подобраться к Липягам?
    Врядли это могло быть у теперешенего Новокуйбышевского причала на Криуше.
    Есть воспоминания, что корабли (во врем ВОВ) зимовали под Мордовскими Липягами- это видимо в районе ст. Химик, где раньше была переправа. Так, что чисто гипотетически, могли матросы подобраться и палить оттуда из пушек по чехам…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s