Коллективизация глазами жителей Степановки Камышлинского района.
В ноябре 1929 года на пленуме ЦК ВКП было принято постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в соответствии с которым решили направить в колхозы и МТС на постоянную работу 25 тысяч «передовых» городских рабочих для «руководства созданными колхозами и совхозами».

В марте 1930 г. был принят примерный устав сельскохозяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольности вхождения в колхоз, определялся порядок объединения и объем обобществляемых средств производства. Однако на практике эти положения повсеместно нарушалась, что вызвало сопротивление крестьян. Поэтому многие первые колхозы, созданные весной 1930 г., быстро распались.


с сайта: http://infa.kharkov.ua
Вот и потребовалась отправка на село отрядов «сознательных» рабочих-партийцев. В деревню направляются коммунисты — двадцать пять тысяч — для того, чтобы загнать крестьян в колхоз. В отборе добровольцев участие принимали как партийные организации, так и непосредственно трудовые коллективы, обсуждавшие на заводских и цеховых собраниях поступившие заявления.
На среднюю Волгу к весне 1930 года прибыло из числа двадцатипятитысячников 1800 рабочих Москвы, Ленинграда, Баку, Горького, Иваново-Вознесенска, Тулы и других городов страны.
Кстати, многие рабочие самарского Трубочного завода были в их числе. Так вчерашних рабочих назначали председателями сельскохозяйственных артелей (колхозов).
Из воспоминаний «двадцатипятитысячника» Т.Ф. Мехно (из семьи украинских переселенцев): «В ноябре 1931года меня и еще трех коммунистов (Килеева, Спрябина, Климахина) направили в село Степановку Байтуганского района (теперь это Камышлинский район Самарской области). Мне поручили возглавить сельхозартель. Начинать пришлось не с нуля. В самом селе и соседних поселках уже были колхозы. Но охвачено коллективизацией было около 40% жителей».
Почему то о своем предшественнике на посту председателя сельхозартели Т.Ф. Мехно предпочел умолчать.
Из воспоминаний П.И. Шокуровой, жительницы села Степановка: «Вокруг села Степановка тогда мыло много поселков: Новоконновка, Моторино, Михайловка, Конновка, Мазгут, Пеньковка, Кургане, Балыкла, Редкий, Чугунов, Ямный, Паникла… ».

Т.Ф. Мехно: «И в Степановке, где было два колхоза и в поселках Конновка, Михайловка, Мазгут не было помещений для обобществленного скота и рабочих лошадей. Их приходилось держать во дворах колхозников. Мешали работе артели зажиточные сельчане, не принимавшие коллективизации. В мой адрес неоднократно поступали анонимные письма с угрозами расправы…».

Село Степановка, улица Центральная.
П.И. Шокурова: «Мама мне рассказывала, что мой отец, Игнат Григорьевич, до последнего не хотел вступать в колхоз, хотя все его братья вступили… Старший брат, Тихон Григорьевич, его все таки уговорил: «Игонька, вступай в колхоз, у тебя дети малые… Все равно житья не дадут!» Пришлось вступить. Жители села не очень любили коммунаров, особенно им запомнилась Фейга Забелина, она выла себя вызывающе… Они отнимали (обобществляли) скот, продукты, сельхозинструмент, личные вещи… Многое присваивали себе и «пировали» по ночам. Еще Байгушев Александр был с ними, да много их было… Все с оружием».

Часто оружие под соломенными крышами находили играясь дети…

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s